Статистика регистра
на 17 октября 2019
27 327
потенциальных доноров в регистре
3
cтали реальными донорами
15.07.2019

Сычев и Чернова

Как юноша из бара и девушка из епархии устроили первую донорскую акцию в Брянске



Никита Аронов,

специальный корреспондент бюллетеня Кровь5

Фото Алексея Володина
В новом спецвыпуске бюллетеня для доноров костного мозга Кровь5 «Деньги» вышел очерк о юноше и девушке из Брянска. Молодые люди в День защиты детей организовали в городе первую донорскую акцию, не имея ни опыта, ни денег, ни связей. Историю их встречи и что из этого вышло – читайте в материале «Сычев и Чернова».

Юноша из бара

Благотворительностью Денис Сычев заинтересовался меньше года назад. Сидел как-то осенью за барной стойкой, клиентов было мало, листал ленту «ВКонтакте» и наткнулся на историю одного мальчика.

– Мальчику этому собрали 24 млн на операцию, а он все равно умер. И так получилось, что у него отец погиб в автокатастрофе в январе 2017 года, а в январе 2018-го умер он сам. На меня так эта история подействовала, что слезы полились. Я ушел на склад и рыдал там, как девчонка, – признается Денис.

С тех пор во «ВКонтакте» бармена постоянно появляются посты о сборе средств для больных детей.

– Сижу на работе, читаю ленту, пишу посты. У меня тут много свободного времени.

Будним днем в брянском кафе «Пуэр» и правда пустынно. Время бизнес-ланча прошло, в зале ни одного клиента. Красиво сложенные салфетки одиноко белеют на столах. У Дениса вид исключительно солидный: строгие брюки, элегантная приталенная рубашка, только кончик татуировки выглядывает из-под закатанного рукава. Вообще татуировок у Дениса восемь. И каждые пятницу-субботу он открывает большую их часть, облачается в футболку и до шести утра мешает коктейли в одном из модных брянских клубов, «Даниловском пабе». Но этот образ тоже обманчив, ибо в реальной жизни Денис не любит клубы, мало общается с незнакомыми людьми и почти не пьет.

– Я консервативный, домашний человек, – признается он. – Мне вообще больше всего нравится в доме у тестя и тещи.

Все свободное время Денис проводит с семьей. В кафе работает неделю через неделю. У его жены, доцента БГУ, такой же график. Поэтому супруги по очереди сидят с двухлетним сыном Даниилом. Именно жена рассказала Денису про донорство костного мозга, когда он с ней обсуждал историю очередного больного ребенка. Бармен стал искать информацию в интернете, прочитал про партнерство «Инвитро» с Национальным РДКМ имени Васи Перевощикова, и в начале марта супруги вместе сдали кровь на
HLA-типирование.

– После этого я написал пост во «ВКонтакте» и призвал всех вступать в регистр. Сам готов был каждого, кому нужно, на машине в «Инвитро» отвезти, – рассказывает Денис.

Чтобы о донорстве узнало как можно больше народу, он стал просить всех своих знакомых, у кого много подписчиков, перепостить запись у себя. У жительницы Брянска Анны Черновой подписчиков было около 500, поэтому Денис обратился и к ней. А та ответила неожиданно: «Отлично, перепощу, а ты вступай в мою группу». И прислала ссылку на недавно созданное сообщество «Донорство костного мозга в г. Брянске».

– Мы с ней не общались десять лет. И тут трындец, такая общая тема! – до сих пор изумляется Денис. – Может, суждено нам вместе это делать. Хотя где Аня, а где я? Она в церкви, а я в совершенно противоположном месте.

Девушка из епархии

Светлые распущенные волосы, скромная белая юбка, вместо сумочки – корзинка. Это Анна Чернова, человек, по сути своей, меньше всего похожий на Дениса Сычева, – в некотором роде полная его противоположность. Никаких увеселений и баров: работает Аня в отделе церковной благотворительности и социального служения епархии, возле кафедрального собора, что на проспекте Ленина. Она не замкнутая, не консервативная, не мечтает стать матушкой при каком-нибудь священнике и вообще встречается с совершенно не воцерковленным молодым человеком, с которым познакомилась во время совместной игры в баскетбол. На работе у Анны материальная и духовная помощь страждущим тесно переплетены. Сотрудники ее отдела и кровати для домов престарелых покупают, и служат, например, специальные литургии для инвалидов.

Пришла ко всему этому Аня окольным путем. Сначала работала в туризме (не хотела, но это семейное дело). Стажировалась в греческой компании. Закончилось все тем, что в возрасте слегка за 20 стала конкурентом своих родителей: возглавила брянское отделение той самой греческой турфирмы.

– Но я понимала, что это не мое. Мне хотелось вкладывать силы не в коммерческое, а во что-то вечное, как делает учитель или врач. Хотелось приносить пользу. Мне кажется, для женщин это особенно важно. Женщины ведь заряжаются во время работы, – Аня говорит быстро, проглатывая окончания слов.

В 2014 году они с друзьями организовали православное молодежное движение: собирали деньги для онкобольных детей, ездили с баяном в дом престарелых, раздавали листовки за здоровый образ жизни, культуру речи и запрет абортов. Окончательно церковная жизнь стала для Ани профессией благодаря кризису. Брянский филиал турфирмы закрылся, и знакомый батюшка позвал ее к себе помощницей.

Мы встречаемся с Аней в парке имени Алексея Константиновича Толстого. Это одно из ее любимых мест в городе. «А так у нас из интересного только храмы и военные памятники». Из динамика доносится «Ветер с моря дул». На нас строго смотрит лакированная деревянная скульптура святого князя Романа Брянского. А Аня рассказывает, почему вдруг заинтересовалась костным мозгом.

– Я раньше часто была донором крови, – объясняет она. – У меня редкая группа, первая отрицательная, меня даже иногда специально просили приехать сдать. А в последнее время не зовут. Наоборот, говорят, у них запись полная.

Осенью Анна заскучала и начала думать, что бы еще такое сдать, раз ее кровь никому не нужна.

– И вдруг, не знаю отчего, в голове у меня возникли мысли про костный мозг. Я начала искать информацию. И буквально через неделю появилось сообщение, что типироваться теперь можно в любом городе в любом офисе «Инвитро». К тому моменту я много читала сайт Русфонда и уже поняла, что у людей по этому поводу ноль знаний. Многие вообще думают, что костный мозг берут из позвоночника. Надо было распространять информацию, и я создала страницу во «ВКонтакте», начала кидать туда познавательные материалы.

Но единомышленников не было. Ни православные волонтеры, ни прихожане храма идеей донорства проникнуться не могли.

– То есть люди, может, и не против были бы сами типироваться, но всерьез заниматься этим не хотели, – оправдывает их Аня. – И как раз тут мне написал Денис.

Чем кончилась встреча Дениса и Анны, читайте в продолжении материала «Сычев и Чернова».

Twitter
comments powered by HyperComments