Статистика регистра
на 22 ноября 2017
77 446
протипированных доноров
197
трансплантаций
20.10.2017

Колонка «Ъ»

Эффект интеграции

Нам стало проще находить доноров для больных



Валерий Савченко,
генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра гематологии, академик РАН

Регистр Национального медицинского исследовательского центра гематологии – один из 14, составляющих Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Своими представлениями о развитии трансплантаций костного мозга (ТКМ) и донорства Валерий Савченко делится с редактором Русфонда Марианной Беленькой.

– Валерий Григорьевич, что изменилось в вашем центре с организацией в России единой базы данных доноров?

– Стало проще находить доноров для пациентов. Сейчас мы делаем до 70 аллогенных (от доноров) ТКМ в год, две трети из них неродственные. Причем до трети в прошлом году – от доноров из Кирова, Москвы, Петербурга, Челябинска. Нынче их уже 38%! Это и есть эффект интеграции.

– В странах ЕС половине пациентов доноров находят в национальных базах, остальным ищут в мировой. У нас в регистре сейчас 75 тыс. доноров. А сколько надо, чтобы находить доноров половине российских больных?

– Мне кажется, база в 100 тыс. доноров станет критической массой – она повлечет развитие всех сфер, связанных с ТКМ. Но и потом база должна расти. Почти 200 ТКМ для нынешней базы – хороший показатель. Но доноры и больные у нас примерно из одних регионов – отсюда высокая степень совпадений. Надо расширять географию донорства, особенно за счет Северного Кавказа и юга России. Нельзя забывать, что потенциальный донор может отказаться от донации (забора костного мозга. – Русфонд). В идеале на каждый запрос надо бы не меньше пяти потенциальных доноров.

– Сейчас в регистре вашего центра более 3 тыс. доноров. Зачем вы взялись за эту работу, не предусмотренную никакими приказами и нормативами?

– Неродственные ТКМ мы стали делать в начале 2000-х, опыт был неудачным – и мы вернулись к этим пересадкам лишь в 2012 году. Год удачной работы с немецкими регистрами – и мы поняли, что для роста числа ТКМ нужны наши доноры. Поиск за рубежом очень дорог – до €20 тыс. Вместе с директором НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой Борисом Афанасьевым мы ставили вопрос о бюджетном финансировании лабораторий типирования доноров. Было решено создать такую лабораторию в кировской «Росплазме». Игорь Парамонов – он сейчас возглавляет Кировский НИИ гематологии и переливания крови – организовал там великолепную лабораторию и донорскую базу. Там мы нашли 29 доноров. Но столице нужна своя база! В Москве люди со всей России – представители почти всех генотипов. И пациенты у нас отовсюду. При хорошей базе для многих можно найти доноров в Москве. Это и экономически выгодно. Поэтому и взялись за эту работу. От наших доноров уже сделано семь ТКМ.

– Вы говорили о расширении донорской географии. Значит, планируете выездные акции?

– Знаете, я очень осторожно отношусь к массовым акциям. Донорство должно быть сознательным, а донор – здоровым. Во время любой акции нужна тщательная работа с аудиторией. Но мы способны типировать 3 тыс. доноров в год и даже больше – было бы финансирование. Мы поддерживаем инновацию Русфонда – перевод типирования на метод NGS, менее затратный и более точный. Это ускорит развитие Национального регистра. Но ведь есть еще и такая проблема: где делать трансплантации?

– Вы говорите о нехватке трансплантационных центров?

– Да. Точных данных о потребностях России в ТКМ нет. Но можно сравнить: население Германии – 82 млн человек, России – 147 млн. Там в 2016 году было 2340 неродственных ТКМ. Значит, нам нужно где-то 4200. А делаем около 300.

– Есть государственная программа развития таких центров?

– Нет. И нужна не только она. Развивать надо все параллельно: диагностику, выхаживание после ТКМ, в том числе в регионах. После лечения в Москве многие возвращаются домой – и умирают без профессиональной помощи: нет инфраструктуры, специалистов. Необязательно в каждом регионе строить новые центры. Надо развивать то, что уже есть, – областные и краевые больницы. Если есть отделение гематологии, оно должно делать ТКМ. Пусть будет только 10–15 коек. ТКМ выведет клинику на другой уровень.

Фото Сергея Амбиндера

Пожертвовать на развитие Национального регистра
Вступить в Национальный регистр



telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться



Twitter
comments powered by HyperComments