22.09.2017

Русфонд.Регистр

Спасение в объединении

Единая донорская база облегчила жизнь гематологам



Игорь Парамонов,
директор Кировского НИИ гематологии и переливания крови

В 2013 году Русфонд и Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова договорились о создании Петербургского регистра доноров костного мозга в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой. Позднее возникла идея объединения с другими медцентрами для строительства единой российской базы данных потенциальных доноров. Так возник Национальный регистр имени Васи Перевощикова. Сейчас в него входят 14 российских регистров и регистр Казахстана. Как единый регистр изменяет ситуацию в сфере трансплантаций костного мозга (ТКМ), редактору Русфонда Марианне Беленькой рассказывает директор Кировского НИИ гематологии и переливания крови Игорь Парамонов.

– Игорь Владимирович, вы один из инициаторов создания Кировского регистра, даже не одного, а двух. Зачем городу с 500-тысячным населением два регистра?


– В Кирове действительно два регистра. Точнее, две организации, подчиненные Федеральному медико-биологическому агентству РФ. Обе занимаются привлечением доноров, в обеих есть лаборатории HLA-типирования, часть сотрудников работает и там, и там. В «Росплазме» занимаются преимущественно рекрутингом потенциальных доноров и их типированием. А наш НИИ – прежде всего коллекшен-центр, центр заготовки костного мозга. За ним и научное сопровождение всех процессов донорства. С ноября 2016 года благодаря внебюджетным средствам мы смогли начать типирование и у себя. Дело в том, что цена зарубежных реагентов в последние годы сильно выросла, а бюджет «Росплазмы» на типирование не изменился. У нас же в НИИ есть возможность наращивать и рекрутинг доноров, и дальнейшую работу по их активации (вызов на донацию и сам процесс забора донорского материала). Не хочется работать на малых мощностях только из-за нехватки госфинансирования. С этим связано и появление второго регистра. В итоге у «Росплазмы» и НИИ сложился полный цикл работы с донорами – от рекрутинга и типирования до активации и трансплантации. За четыре года проведено 96 донаций для пациентов нашего НИИ и других трансплантационных центров России. Хорошо, что регистры в РФ теперь объединены: стал возможен оперативный обмен информацией.

– Сколько трансплантаций в год вы делаете в НИИ?

– 65 трансплантаций детям и взрослым, большинство аутологичные, когда пациенту вводят его собственные стволовые клетки. В 2016 году сделали восемь аллогенных (от донора), в этом году планируем 15. Количество ТКМ зависит от выделяемых госквот. Но без поиска донора в России мы не смогли бы их использовать. Подбор и активация донора за рубежом стоят в среднем 1,4–2,1 млн руб., а в Национальном регистре – 410 тыс. руб. Для наших больных российские доноры – спасение.

– Сейчас в Национальном регистре свыше 74 тыс. потенциальных доноров, а сколько должно быть?

– Мы должны опираться на европейский опыт. В 2014 году в Евросоюзе на 10 млн населения проводилось 133 аллогенные трансплантации. Это последние данные, опубликованные Европейским обществом по трансплантации костного мозга (The European Society for Blood and Marrow Transplantation). Если представить, что в России те же возможности, что и в Европе, – те же показания к ТКМ, хватает клиник, оборудования, денег, – то для нас это означает 1955 аллогенных ТКМ в год. Из них до 57% неродственных, то есть 1114. Практика Европы показывает: до половины ТКМ в каждой стране обеспечено иностранным донорским материалом. Значит, нужно ежегодно около 500 российских доноров костного мозга. Для сравнения: на конец 2016 года в базе Национального регистра было 62 930 человек, а за год было сделано 50 ТКМ от российских доноров. Нужно в десять раз больше, то есть 630 тыс. потенциальных доноров. Это достижимо.

– Что помимо количества доноров важно для регистра?

– Качество донорской базы. Идеальный донор – молодой, здоровый мужчина. Важно, чтобы потенциальные доноры не отказывались от процедуры донорства. Каждый отказ – трагедия. Особенно в России, когда замены донору нет. Идеального, безотказного донора найти нелегко. Таких мы – совершенно неожиданно – нашли в Кировском управлении Федеральной службы исполнения наказаний. Его сотрудники активно вступают в регистр. А шесть человек уже стали реальными донорами, еще не было ни одного отказа от донации!

– Каковы ваши планы?

– В следующем году рассчитываем получить международную аккредитацию нашего коллекшен-центра. Готовы делиться опытом рекрутинга доноров – он у нас самый большой в стране – и для этого хотим создать в Кирове специальный учебный центр для рекрутеров. Есть большое желание перейти на типирование образцов донорской крови в наиболее эффективном, высоком разрешении методом NGS. Если будут инвестиции, сможем быстро развернуть лабораторию и типировать до 20 тыс. образцов в год. Готовы в этом сотрудничать с Русфондом на благо Национального регистра.

Фото Андрея Рылова

Как помочь

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться



Twitter
comments powered by HyperComments