Статистика регистра
на 16 сентября 2019
25 701
потенциальных доноров в отечественных регистрах
2
cтали реальными донорами
21.08.2019

Русфонд.Регистр

Легче, чем переплыть Босфор

Как сотрудники белгородских клиник сами стали рекрутерами Национального РДКМ



Оксана Пашина,

корреспондент Русфонда

Сеть медицинских центров «Промедика» (партнер лаборатории «Инвитро»), белгородская региональная общественная организация «Святое Белогорье против детского рака» и Русфонд весной договорились вместе работать над созданием Национального РДКМ. Сотрудники «Промедики» не просто берут кровь – они еще и агитируют людей вступать в регистр. Причем по собственному почину. За два летних месяца потенциальными донорами согласились стать 692 человека – это много, особенно летом, когда многие уезжают в отпуск. Как в городе ищут добровольцев, в чем главные трудности и какова основная мотивация – в репортаже из Белгорода.

Доноры – первым пунктом

Первое, что видишь, войдя в клинику «Промедика» на улице Щорса, – аппарат электронной очереди. А там первый пункт: «Стать донором». Нажимаю, получаю талончик и подхожу к администратору.

– Спасибо, что решили стать донором! – душевно улыбается мне белокурая Светлана.

– Нет-нет, подождите! – отвечаю испуганно. – Я только спросить! Как это «стать донором»? Что мне для этого надо сделать?

– Я вам сейчас все расскажу, не волнуйтесь! – говорит администратор. – Сначала нужно заполнить анкету, а затем, если нет противопоказаний, сдать кровь из вены – всего четыре миллилитра, как при обычном анализе. После этого вы попадаете в базу данных – она называется регистр. А донором вы станете не сейчас, а только если ваши гены совпадут с генами больного ребенка, которому нужна пересадка костного мозга. Так вы сможете спасти жизнь ребенка. Хотите? Тогда я вам дам анкету.

Тут пришлось признаться, что я не случайный посетитель, а журналист из Москвы. Это Светлану нисколько не расстроило: журналист тоже может стать донором, почему бы и нет? А мои вопросы для нее привычное дело.

Программа «Русфонд.Регистр».
Помочь Национальному РДКМ

– Многие, вот как вы сейчас, интересуются: а что это значит – стать донором? Некоторые думают, что надо сдать кровь для переливания, а когда выясняется, что речь идет о костном мозге, люди пугаются. Говорят: «А если я соглашусь, то что, прямо тут у меня будут брать костный мозг для пересадки? А это больно?». Мы все разъясняем, и кто-то сразу идет сдавать кровь на типирование, а кто-то признается, что пока не готов и хочет подумать.

Завершить журналистский эксперимент мне, к сожалению, не удалось. Я не могу быть донором по медицинским показаниям: слишком сильная близорукость. Зато я выяснила, что потенциальных доноров тут ждут, радушно встречают, готовы терпеливо все объяснять.

Кто больше

Роман Монахов, директор по развитию клиники «Промедика»
Дмитрий Зарубин, генеральный директор сети клиник «Промедика», и Роман Монахов, директор по развитию, однажды переплыли Босфор. Не на корабле, а сами – плыли больше часа. Такой межконтинентальный заплыв проходит в Стамбуле каждый год: участники из всех стран мира пытаются преодолеть пролив, разделяющий Азию и Европу. История сама по себе интересная, но при чем тут доноры?

– Понимаете, у нас с Дмитрием есть такая психологическая особенность: мы любим ставить себе цели и любим их достигать, – пояснил Роман Монахов. – К нам пришли из Русфонда и рассказали, что на данный момент в регистре доноров 97 тыс. человек из 150 млн. В прошлом году в Белгородской области удалось привлечь всего 15 человек, а в Татарстане, который лидирует в рекрутинге, почти 2,5 тыс. Мы сразу сказали: «О’кей, мы за этот год только в нашем городе соберем 2,5 тыс. потенциальных доноров, а может, и больше». Мы поставили себе эту цель. Посчитали, что в месяц тогда добровольцев должно быть около 300 человек. Поговорили с нашим главврачом, со старшей медсестрой – и они нас поддержали. Весь персонал клиники сдал кровь на типирование. А сейчас у нас даже что-то вроде соревнования между медцентрами: кто сагитирует больше потенциальных доноров.

– Когда ты зарабатываешь деньги, всегда нужно что-то отдавать, – говорит Дмитрий Зарубин. – Нам это ничего не стоит: сказать человеку несколько слов, взять одну пробирку с кровью. И если благодаря этому мы спасем хоть одну жизнь, тем более жизнь ребенка, это уже будет очень круто.
Дмитрий Зарубин, генеральный директор клиники «Промедика»
– Это история вообще не про бабло, – добавляет Роман Монахов, – она о том, что каждый после себя должен оставить что-то. Это просто наш вклад в хорошее, полезное и правильное дело.

Руководители клиники признаются, что «осознанных» доноров (тех, кто пришел в клинику с конкретной целью) очень мало.

– Когда акция только началась и были сообщения в СМИ, к нам целенаправленно пришло человек 10–15, а сейчас таких нет вообще, потому что информации слишком мало – люди просто не знают, что можно стать донором, – рассказывает Дмитрий Зарубин.
– Поэтому мы в основном рассчитываем на агитацию внутри клиники, – подхватывает Роман Монахов, – аппарат электронной очереди вы уже видели. Еще плакаты, которые висят у нас в холле и в каждом кабинете. Здесь отдельная история. По совету экспертов Русфонда мы поменяли макет: старый был уж слишком «кровавым», новый – в розовых и голубых тонах, жизнеутверждающий такой. Мы поняли, что надо обязательно разъяснять, что речь идет о костном мозге, а не о спинном. У людей много страхов на этот счет: многие думают, что у них из позвоночника вытащат «кусок мозга», а они потом не смогут ходить. На плакатах мы объясняем, что нужно сдать всего лишь несколько миллилитров крови из вены, ничего страшного или опасного в этом нет.

Агитация на месте

Но самый главный помощник в деле привлечения доноров – это медсестра. Медсестрам пациенты доверяют больше всех, считают Дмитрий и Роман. Когда человек уже сидит в процедурном кабинете и у него берут кровь из вены, а медсестра предлагает стать донором, то редко кто отказывается.
Процедурная медсестра Елена
Процедурная медсестра Елена немного смущается, отмахивается от похвалы начальства, говорит с едва заметным мягким южнорусским акцентом, который сразу успокаивает и располагает к ней:

– Люди приходят к нам разные. Есть и попроще, а есть и такие, что посмотришь и думаешь: «Нет, не согласится он, не пойдет». А он соглашается, да еще и родственников потом приводит. Я так обычно говорю: «Не хотели бы вы помочь ребенку или молодому человеку, для которого это единственный шанс остаться в живых?» А у нас люди отзывчивые. «Да, – отвечают, – хотим». Потом объясняю, что да как. Я про это все читала, изучала в интернете. Я и сама кровь сдала, и все девочки наши – сотрудницы. Мы же видим здесь у нас детей, которым нужна трансплантация костного мозга. Они приходят в клинику, сдают анализы. Вот если увидишь хоть раз больного ребенка, так никогда не откажешься помочь. У нас уже были девочки, которые стали донорами. Одна – в Питере, другая здесь, в Белгороде, для своей сестры. И все операции отлично прошли, все живы-здоровы.

Фото Сергея Поддубного
Twitter
comments powered by HyperComments