мы в социальных сетях
Статистика регистра
на 10 июня 2018
81 439
протипированных доноров
223
трансплантаций костного мозга (ТКМ)
17.10.2014

Включи мозг

«Кто положит душу свою
за друзей своих»

Православная вера и донорство



Артем Костюковский,
специальный корреспондент Русфонда

Наш специальный корреспондент АРТЕМ КОСТЮКОВСКИЙ продолжает говорить с людьми возраста до 45 лет, то есть такого возраста, который позволяет им стать донорами костного мозга. Знают ли они, о чем идет речь? Готовы ли стать донорами? Сегодняшний собеседник – руководитель добровольческого движения «Даниловцы» ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ.

• Юрий Белановский родился в 1974 году в Москве. Окончил Московский энергетический институт (1997), работал преподавателем. В 1998 году был принят на работу в Данилов мужской монастырь в должности катехизатора. В 1999-м начал работать в Патриаршем центре духовного развития детей и молодежи при Даниловом мужском монастыре. В 2001-2012 гг. был заместителем руководителя этого центра. В июне 2012 года окончил Смоленскую духовную семинарию. С мая 2008 года возглавляет добровольческое движение «Даниловцы». Волонтеры движения (сейчас их около 800 человек) навещают детей в больницах и детских домах, ремонтируют квартиры инвалидов и малообеспеченных семей, кормят бездомных, проводят благотворительные праздники. Женат, воспитывает трех сыновей.

– Юрий, сразу спрошу вас как православного человека. Некоторые верующие люди негативно относятся к донорству, считая, что болезни человеку посылаются не случайно. А вы что думаете?

– Позиция РПЦ прописана в документе «Основы социальной концепции». Не только донорство крови, но и донорство органов не отвергается, наоборот, приветствуется – если не нарушает личную волю донора. Это официальная позиция, и многие верующие ей руководствуются. Если говорить о моей личной христианской позиции, то в Евангелии сказано: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». Понятно, когда человек сомневается, жертвовать каким-то важным органом или нет. Но когда речь идет о крови или костном мозге, которые быстро восстанавливаются, – о чем тут волноваться? Главное, чтобы здоровье позволяло.

– Вы много лет работаете в сфере добровольческой помощи. Не пытались для себя сформулировать – какие люди помогают другим, а какие нет?

– Помогают все, каждый по-своему. Есть три вида помощи. Кто-то помогает действием в больницах, детских домах, как «Даниловцы». Другие поддерживают ресурсами – перечисляют деньги больным детям или взрослым. А третьи «помогают собой»: становятся донорами крови, костного мозга, в редких случаях – органов. Волонтерами становятся те, у кого есть время. А профессия, социальный статус – это неважно. Бывают и простые скромные студенты, и те, кто приезжает на дорогих машинах. Есть рабочие и представители крупных корпораций, причем не последнего звена. Единственное, пожалуй, что имеет значение – это пол. Не знаю, как в России, но в Москве совершенно точно среди волонтеров существенно больше девушек и женщин, чем мужчин.

– Говорите, все помогают. Но разве мало равнодушных людей?

– Вот честно скажу – я не сталкивался с такими. Не знаю лично ни одного человека, у которого бы была принципиальная позиция никому не помогать и который бы ее последовательно отстаивал. В блогах, в соцсетях – читал такое, но вживую не знаком. По опыту знаю, и не раз на тренингах с молодежью это проверял, что у каждого есть желание помогать, но в чем-то ему близком. Не все готовы помогать так, как мы от них хотим.

– Вы рассказали о трех видах помощи. Насколько они интегрируются? Может один человек и быть волонтером, и сдавать кровь, и перечислять деньги?

Думаю, в подавляющем большинстве случаев нет. И на этом, кстати, построена наша концепция. Мы не работаем разовыми акциями, для нас важны долгосрочные постоянные проекты. И крайне важна ответственность, ведь наши подопечные – люди, которым очень легко навредить: больные дети, сироты, старики. Энергия человека коренится в его личном выборе. Нужно, чтобы помощь была по душе самому помощнику. Около 70 процентов начинающих волонтеров хотят помогать сиротам. Но, есть и те, кто хочет работать, скажем, в наркодиспансере. Или кормить бездомных. И люди, как правило, не меняют своих решений. Значит, у них таким образом аукнулось в сердце. И хорошо, они могут долго, без надрыва заниматься тем, что им ближе.

– То есть, вы считаете, волонтеры вряд ли будут потенциальными донорами костного мозга?

– Нет, это вполне возможно. Тем более что речь идет не о постоянном донорстве, как в случае с кровью, а о разовой сдаче 20 миллилитров для последующего типирования. Уверен, что при должном информировании и организации очень многие волонтеры согласятся стать потенциальными донорами костного мозга.

– А вы согласились бы?

– Да, безусловно. И считаю, что это очень важно.

Как стать донором костного мозга

Пожертвовать на развитие регистра доноров костного мозга



Twitter
comments powered by HyperComments