Статистика регистра
на 6 сентября 2018
85 181
протипированных доноров
232
трансплантаций костного мозга (ТКМ)
25.05.2018

Русфонд.Регистр

Два донора на семью

Павел вдохновил сестру вступить
в Национальный регистр



Марианна Беленькая,
редактор проекта «Русфонд.Регистр»

Мы часто рассказываем вам о реальных донорах костного мозга. Став потенциальным донором в Национальном регистре имени Васи Перевощикова, каждый из них однажды «совпал» с пациентом и поделился своими гемопоэтическими стволовыми клетками – или, как принято говорить, костным мозгом. 39-летний спасатель Павел Ч. из Гатчины не только сам стал донором, но и привлек к донорству свою сестру.

«Я постоянный донор крови в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачевой. Однажды я попросил врачей показать мне отделение, где лежит ребенок, для которого я сдал кровь. Мне разрешили. Я увидел детей, больных раком, и уже не мог забыть. А когда в Петербурге стали создавать регистр доноров костного мозга, мне предложили вступить. Я сразу согласился, сдал кровь на типирование одновременно с очередной сдачей крови.

Я очень ждал звонка, что кому-то подошел. Координатор по донорству объяснила, что может пройти и 10 лет, и 15, а может быть, мне не позвонят никогда. Но все же спустя года три-четыре мне позвонили и обрадовали, сказав, что я могу стать реальным донором. Нужно было только пройти повторное типирование и сдать анализы, чтобы мою кандидатуру утвердили. Мне предложили самому выбрать способ, как у меня будут забирать костный мозг. Для меня было важно потратить на процедуру как можно меньше времени. При заборе клеток из вены нужно в течение четырех дней делать уколы со специальным препаратом, приезжать проверяться в больницу, сама процедура длится четыре часа, а потом, возможно, ее надо будет повторить. Чтобы сэкономить время, я выбрал забор клеток из тазовой кости под наркозом – все можно успеть за один день. Больше всего переживал из-за наркоза, потому что ни разу в жизни не делал операций. Врачи все объяснили. В итоге все прошло хорошо.

На работу можно было выйти сразу, я нормально себя чувствовал, но врачи сказали не делать резких движений. При моей профессии резкие движения случаются, и я на всякий случай взял больничный. Даже был рад: не каждый день становишься донором костного мозга, хотелось как-то это осмыслить. Ведь здесь конкретный человек, которому можешь помочь только ты. Конечно, мне интересно, кто мой реципиент. Знаю только, что это девочка лет десяти-одиннадцати. Очень хочу, чтобы у нее все было хорошо. Надеюсь, мы встретимся, когда будет можно – через два года.

Люди должны знать, что рак можно победить и что можно участвовать в этой борьбе. Быть донором просто. Мой пример вдохновил сестру. Она тоже вступила в регистр, и всего через полгода ей сказали, что есть совпадение. Для реципиента подошли сразу два донора. Пока выбрали другого, моложе, но сестра остается запасным донором. Если тот человек откажется или его клетки не приживутся, пригласят сестру.

Я рад, что регистр развивается, наших доноров вызывают все чаще и чаще и что даже появились запасные. Сам я делаю все, что могу, для популяризации донорства, рассказываю на благотворительных мероприятиях о своем опыте. Жаль, что записываться в регистр приходят в основном женщины, мужчин мало. Хотя лучшими донорами считаются мужчины».

Twitter
comments powered by HyperComments