Статистика регистра
на 13 декабря 2017
78 255
протипированных доноров
199
трансплантаций
28.09.2017

Я донор

«Я не герой»

Как случайная информация помогла принять решение



Марианна Беленькая,
редактор проекта «Русфонд.Регистр»

Герои этой рубрики – реальные доноры костного мозга. Они уверены, что их истории развенчают мифы об опасностях трансплантации костного мозга (ТКМ). Ежегодно в ТКМ нуждаются сотни российских граждан, а доноров остро не хватает. Русфонд строит Национальный регистр доноров костного мозга с 2013 года. Свою историю рассказывает москвичка Анастасия Т., специалист по технической поддержке.

«Я самый обычный человек, никакой не герой. Работаю, люблю встречаться с друзьями, увлекаюсь шитьем. Недавно завели с мужем собаку – давно хотели. Несколько лет назад в метро увидела плакат о донорстве костного мозга. Мне стало любопытно, и, придя на работу, я сразу же полезла в интернет. Поняла, что ТКМ не несет никакой угрозы здоровью донора, зато помогает спасти человека. И это определило мой выбор.

В интернете я нашла адрес лаборатории, где можно сдать кровь на типирование. И так оказалась в Гематологическом научном центре (теперь Национальный медицинский исследовательский центр гематологии Минздрава РФ. – Русфонд).

Я читала, что не каждый потенциальный донор сможет стать реальным. Вероятность, что мои клетки подойдут кому-то из больных, невелика. Но я почувствовала, что точно смогу быть полезной для кого-то. И мое предчувствие подтвердилось.

Спустя два года меня пригласили на расширенное типирование. Появился человек, которому я с большой вероятностью подходила в качестве донора. Еще через месяц меня пригласили сдать анализы, чтобы проверить, нет ли у меня противопоказаний. И после этого назначили дату донации.

У меня не было сомнений. Для себя я все решила еще в тот день, когда пришла сдавать кровь на типирование. Как можно отказываться, если ты знаешь, что от тебя зависит жизнь человека? И неважно, кто он. Я знала, что донорство анонимно, и не задавала вопросов. Через несколько лет, когда будет можно, буду очень рада увидеться, пообщаться с реципиентом. Интересно, появятся ли у этого человека мои привычки.

Перед процедурой мне не было страшно. Я не сомневалась, что все будет нормально. У нас хорошие врачи. Именно они предложили мне провести донацию методом цитафереза (аппаратный метод разделения крови на плазму и клеточные элементы. – Русфонд). Сказали, что так проще для донора. Сама процедура заняла четыре часа. Перед ней три дня мне кололи препараты, стимулирующие выход нужных клеток в кровь. Наверно, это самый неприятный момент в процедуре. Как будто у тебя внутри что-то непонятное происходит. А потом я приехала в больницу, получила направление, и меня поместили в отдельную палату. Там и происходила процедура извлечения стволовых клеток. Персонал был очень приветливый, все объясняют, рассказывают, никакого дискомфорта я не ощутила. После процедуры поехала домой. Можно было остаться в больнице, но я прекрасно себя чувствовала. Дома лучше.

И теперь я могу сказать всем, кто еще не решил, становиться донором или нет: не сомневайтесь. Сдавайте кровь на типирование. Это не больно и не страшно. Немного вашего времени взамен на шанс спасти чью-то жизнь. Важно одно – решение должно быть осознанным. Если вы попали в базу доноров, то должны быть готовы пройти этот путь до конца. Ужасно отказаться в самый последний момент, когда уже знаешь, что твои клетки помогут кому-то спасти жизнь».

Как помочь

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться



Twitter
comments powered by HyperComments