18.08.2017

Я донор

«Мне было любопытно»

Сдать костный мозг легче, чем отстоять в карауле



Марианна Беленькая,
редактор проекта «Русфонд.Регистр»

Герои этой рубрики – реальные доноры костного мозга. Они уверены, что их истории развенчают мифы об опасностях трансплантации костного мозга (ТКМ). Ежегодно в ТКМ нуждаются сотни российских граждан, а доноров остро не хватает. Русфонд вместе с НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой строит Национальный регистр доноров костного мозга. Свою историю рассказывает 22-летний студент Иван Т. из Волгограда:

«Два года, как я донор крови. Как-то на станции переливания крови в Тюмени, неподалеку от которой я тогда жил, увидел листовки про донорство костного мозга. Расспросил, что это такое, и сразу согласился, чтобы мою кровь протипировали для базы данных Нацрегистра. Мне было любопытно: всякий новый опыт интересен, если нет угрозы здоровью.

Потом закрутился: был переезд в Волгоград, работа, учеба на заочном отделении института. Вообще не вспоминал про то, что сдал кровь для регистра. Поэтому звонок из НИИ имени Горбачевой стал для меня полной неожиданностью. Мне рассказали о процедуре, спросили, по-прежнему ли я согласен стать донором, и обещали перезвонить.

Через какое-то время попросили пройти подтверждающее типирование, подсказали, где это можно сделать в Волгограде. Я все сделал, но в течение нескольких месяцев мне никто не перезванивал. Поэтому когда в конце концов меня пригласили в Петербург на обследование, я задумался: вдруг это не так безопасно, как говорят? Но в больнице меня встретили врачи, все показали, объяснили, и сомнений у меня не осталось.

Первый раз я был в Петербурге всего один день, необходимые анализы сделали очень быстро. Брал на работе однодневный отпуск за свой счет. Когда через полмесяца вызвали на донацию, взял больничный на неделю. Было бы неплохо, если бы государство предоставляло донорам костного мозга дополнительные выходные и оплачивало больничный на первый приезд, когда донор приезжает на обследование. Это стало бы дополнительной мотивацией для доноров. И, безусловно, нужно больше информации. А то многие в Волгограде пугали меня, что я останусь без почки или еще какого-нибудь органа. Я отшучивался, что не страшно: почек все равно у меня две.

ТКМ – это на самом деле пересадка гемопоэтических (кроветворных) стволовых клеток. Я сдавал клетки методом анафореза. Клетки выгоняют в периферическую кровь с помощью инъекций специальных препаратов. Именно эти клетки потом пересаживают. Никаких неприятных ощущений не было. Врачи сказали много гулять – и за четыре дня, пока мне делали уколы, я обошел весь центр Петербурга. Совместил приятное с полезным.

Сама процедура донации тоже показалась мне простой. То, что руками шевелить нельзя – в них стоят катетеры, – не страшно. Когда служил в армии, стоять на жаре в карауле несколько часов было сложно. А здесь нет. Лежишь себе и лежишь.

Когда все закончилось, почувствовал, что сделал хорошее дело. Я в принципе человек не очень эмоциональный, но был рад, что кому-то помог. Мне даже не интересно кому. Я не спрашивал, кто этот человек. Если он когда-нибудь захочет со мной познакомиться, то я не против. Сам проявлять инициативу не буду. Помог – и точка».

Как помочь

telegramm Подпишитесь на канал Русфонда в Telegram — первыми узнавайте новости о тех, кому вы уже помогли, и о тех, кто нуждается в вашей помощи.  Подписаться



comments powered by HyperComments